Sunday, December 21, 2014

Хутор

Сегодня я хочу рассказать о месте, которое занимает особенное место у меня в душе. Это хутор в Калининградской области, в котором родился мой папа и жила большая часть его семьи. Я уже упоминала его несколькими постами ранее, когда писала о Бруклинском ботаническом саду, и вот пришло время показать его воочию. 
Для начала мне прийдётся окунуться в историю, потому что без неё мой рассказ будет неполным и, скорее всего, не понятным. Итак, приступлю.
Ещё до второй мировой войны территория Калининградской области была Восточной Пруссией и представляла собой уютные немецкие деревеньки с белыми домами с красной черепичной крышей. Всё утопало в зелени, и по бокам  брусчатых дорог росли яблони и липы, и они до сих пор растут, не смотря на прошедшие годы. Вряд ли у кого-то получится меня убедить, что есть место, где дороги красивее. 


Ну, а потом была война.
Мою двоюродную бабушку (все в семье называли её тётя Катя) ещё в самом начале войны, когда немцы захватили Псковскую область, угнали в трудовой лагерь, где она и находилась до самой победы. Может именно это её так закалило. Я её помню очень худой, жизнерадостной и невероятно активной. Она всегда была чем-то занята, будь-то дойка коровы, огород, прядение или даже варка самогона. Она всегда мне напоминала добрую бабу Ягу из какого-то мультика. Именно она в нашей семье стала первой хозяйкой хутора в 1946 году.











Изначально хутор представлял собой мясо-молочную ферму с домом, где жили сами хозяева, и двумя большими 2-х этажными сараями. В одном сарае жил домашний скот, была коптильня, место для хранения провизии, в другом - в основном, лежали запасы корма для животных. Между сараями ездила вагонетка, всё было очень удобно и продуманно с немецкой тщательностью.

Два года после войны моя бабушка и бывшие хозяева жили бок о бок, пока в один летний день в 1948 году не был издан приказ всем немцам за час собраться и выйти на дорогу, откуда их забирали и отвозили на территорию нынешней Германии. На прощание, немец, понимая, что больше не вернётся в свой дом, рассказал, где в саду он закопал сервиз из Мейсеновского фарфора. К сожалению, от него уже ничего не осталось, кроме истории.























Этот венок был сделан из того, что росло вокруг, на хуторе. Такой вот, очень осенний, с боярышником. Он, кстати, до сих пор жив и в засохшем виде очень даже симпатичен.


На хуторе есть пруд и ручей. Этот год был очень засушливым, так что даже у бобровой запруды всё пересохло, но судя по свежим следам, они до сих пор там. 
Я мечтаю превратить его в что-то красивое и полезное. Выращивать цветы, деревья, привозить сюда своих будущих детей. Я хочу восстановить сарай и дом. Я много чего хочу. У меня не может не получиться.


Следующая история будет про Байнунен и "ножку". Интригующе? :)

NYC, Flowers & Styling. All rights reserved. © Maira Gall.